С Днем Победы!

С Днем Победы!

С новыми надеждами открывали летний спортивный сезон 1941 г. регбисты страны. В июне 1941 г. должен начаться очередной четвертый чемпионат СССР по регби.
Команды страны усиленно готовятся к соревнованиям.
В кинохронике мая-июня 1941 г. (к\ж «Союзкиножурнал» №47 1941 г.) сохранились киносюжеты матча по регби на первенство г. Москвы на стадионе Юных Пионеров между командами «Буревестник» и Московского военного гарнизона.
За «Буревестник» выступал Дмитрий Петрович Клыков – призер чемпионата регби СССР, аэрофлотовец – «на гражданке», артиллерист - по военной специальности, боец спец-роты рассказывал:
- Начало Великой Отечественной войны застало меня на работе в институте ГПИиНИИ «Аэропроект», куда я поступил после окончания без отрыва от работы вечернего отделения института Наркомтехпрома.

1234.pngКлыков Дмитрий Петрович седьмой слева команда "Буревестник" 1940 г. г. Москва

С началом войны Гражданский Воздушный флот стал резервом Военно – Воздушных Сил страны, и все его работники по брони РВК находились в резерве ВВС. В начале октября 1941 г., когда немецко-фашистские войска вплотную подошли к Москве на расстоянии 30-40 километров, институт "Аэропроект" был временно закрыт.
Я, как специалист – «технарь», был откомандирован райвоенкоматом в распоряжение начальника аэропорта «Внуково», ставшего военным объектом – авиабазой ВВС Западного фронта.
А время было сложное, немец был уже под Москвой за рекой Нарой, войска и штаб командующего армией генерала Ефремова стояли рядом, в Нарофоминске, а во Внуково базировалась фронтовая авиация. Бомбёжки, затемнение. Мимо нас по шоссе на фронт, на последний рубеж шли ополченцы – в шинелях, но подчас без оружия – защищать Москву.
15 октября 1941 года все увольнительные на авиабазе Внукова были отменены, и был объявлен приказ о мобилизации в ряды Красной Армии. На следующее утро нам выдали винтовки, по два патронташа с патронами, обмундирование. Летняя одежда, кирзовые сапоги, конечно, не очень годились в эту рано наступившую зиму и, особенно, ночью, когда мороз усиливался. Из нас была сформирована в составе 120 человек спец-рота 123 полка Красной армии Западного фронта.
Задача нашей спец-роты была круглосуточная охрана авиабазы от возможного проникновения разведчиков, диверсантов и воздушного десанта противника, контроль подъездных путей и дорог. Ночью особенно хорошо было видно зарево артиллерийского разрывов вокруг Москвы, где проходили соседние рубежи обороны. По Минскому шоссе стояли бойцы Рокоссовского, по Волоколамскому – бойцы Панфилова, по Киевскому – однополчане генерала Ефремова. Продолжались бомбежки Внуково – аэродром был важнейшей стратегической целью немцев. И как-то одна из бомб взорвалась рядом со столовой, в которой мы обедали.
Пришел боевой приказ – нашей роте срочно заминировать военные объекты и взлётно-посадочную полосу. Полосу заминировали ударно – всего за 3 часа. Одновременно сорок групп по три человека начали, подменяя друг друга, зубилами и кувалдами долбить бетон и лопатами рыть ямы глубиной в метр. В них заложили мешки с мелинитом - взрывчатым веществом, похожим на яичный порошок, которым кормили в столовой. Затем всё аккуратно заровняли и замаскировали. Также подвесили мешочки со взрывателями под арками ангаров и затащили пятидесяти-килограммовые мешки в подземные бензохранилища. От каждого взрывателя протянули по два провода – электрический и огневой (бикфордов шнур). Последний надо было поджечь вручную специально выданной зажигалкой, если не сработает централизованное электроуправление. Нас стали называть «смертниками».
К счастью, 60 лет назад зимой 1941 г. советские войска сдержали натиск фашистов, а затем разгромили и отбросили их от Москвы. 15 февраля 1942 года в связи изменившийся военной обстановкой, наша спец-рота была расформирована, и мы перешли на восстановительные работы в аэропорту «Внуково».
А в июне 1942 года я был использован по своей военной специальности, которую получил еще на срочной службе в Красной Армии в 1934-36 годах, и направлен в полк гаубичной артиллерии действующей армии, в котором прошел боевой путь от Москвы до западной Белоруссии. В конце 1944 г. я был отозван на учебу в пехотное училище, а затем направлен лейтенантом – в офицерский Резервный полк для подготовки в войне с Японией. В октябре 1946 года был демобилизован и вернулся в Москву к мирной жизни…
… Кроме военной специальности на войне мне помогла и спортивная подготовка, и, в немалой степени, я обязан своей фронтовой жизни атлетическому, мужественному, боевому виду спорта – регби, которым овладел в предвоенные годы, выступая в играх чемпионата и розыгрыша Кубка СССР по регби».
09.05.2020

Возврат к списку